Главная страница » Блоги » Блог suhomlin » Раскаяние отца

Раскаяние отца

10 Октября 2014 10:31   Просмотров: 1385
Метки: дети
Добавить в:
Нравится Рейтинг поста: 0


Практически никогда не занимаюсь копипастом. Но в этом случае позволю себе - очень правдивый и душевный рассказ. Не о политике, а о детях и о нашем отношении к ним. Все, у кого есть дети, найдет здесь частичку себя самого, это сто процентов. Кто-то больше, кто-то меньше. Но все мы слишком быстро становимся взрослыми, суперсерьезными упырями с вечно нахмуренными бровями и недовольным видом. Хотя еще не так давно (относительно конечно) сами были детьми. Сам часто за собой замечаю подобное родительское эго-поведение. Хотя конечно с каждым новым ребенком оптыта и мудрости родительской безусловно прибавляется. Это первенцы, бедолаги, страдают )), а вторые, третьи, четвертые - это уже более доработанный и адаптированный материал. )))

Ну короче прочтите этот текст, он совсем не длинный, и он заслуживает прочтения. Надеюсь, этот рассказ не осавит вас равнодушными, как не оставил меня. Источник тут есиче: http://www.vospitaj.com/blog/raskayanie-otca/

Раскаяние отца

Эта небольшая статья, написанная в момент глубокого искреннего чувства. Она была перепечатана в сотнях журналов и газет, переводилась на иностранные языки. Этот текст как нельзя лучше иллюстрирует отношения очень многих людей друг с другом. Не только родителей и их детей – в гораздо более широком смысле. Этот маленький рассказ – об одной очень большой проблеме: нежелание и неумение принимать человека таким, какой он есть. Именно это приводит к непониманию, обидам и ссорам…

«Послушай, сын, я говорю это сейчас, когда ты спишь. Щека лежит на маленькой ручонке, светлые кудри прилипли к влажному лбу. Я тайком прокрался в твою комнату. Всего несколько минут назад, когда я сидел с газетой в библиотеке, меня охватила волна раскаяния. Я пришел в твою спальню с повинной.

Я подумал о том, что был слишком строг с тобой. Я отругал тебя, когда ты собирался в школу, потому что ты едва ли коснулся лица полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не чистишь ботинки, зло прикрикнул на тебя, когда ты бросил вещи на пол.
За завтраком я тоже нашел, за что тебя поругать. Ты что-то пролил, глотал пищу большими кусками, клал локти на стол и намазывал слишком много масла на хлеб. А когда я спешил на поезд, а ты, уходя гулять, обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папочка!» — я, нахмурившись, бросил в ответ: «Расправь плечи, не сутулься».

Вечером повторилось то же самое. Проходя мимо, я увидел, как ты, стоя на колени, играешь в шарики. На чулках уже образовались дырки. Я унизил тебя при твоих друзьях, когда ты брел впереди меня по направлению к дому. Чулки были дорогими, если бы ты сам заплатил за них, то был бы более аккуратным. Слушай сын, что говорит тебе отец.
Помнишь, как позже, когда я читал, сидя в библиотеке, то робко вошел и посмотрел на меня с какой-то болью в глазах. Я бросил на тебя взгляд поверх газеты, нетерпеливый и недовольный, что мне мешают. Ты нерешительно стоял в дверях. «Чего ты хочешь», — пробурчал я.

Ты, ничего не сказав, стремительно бросился ко мне, обвил руками мою шею и поцеловал. И твои ручонки сжались с любовью, которую Бог разжег в твоем сердце и которую не может осушить даже пренебрежение. А потом ты ушел, и я слышал, как ты поднимался по ступенькам.

И в этот момент, сынок, газета упала у меня из рук, и жуткий, парализующий страх охватил меня. Что же сделала со мной привычка? Привычка отчитывать, выискивать ошибки, делать замечания. Это моя награда тебе за то, что ты мальчишка. Это не потому, что я не люблю тебя, а потому, что слишком многого жду от ребенка. Я оцениваю тебя мерками своих лет.

А в тебе, в твоем характере так много хорошего, замечательного, искреннего. Твое маленькое сердечко похоже на огромный диск солнца, встающего над дикими холмами. Я увидел это в твоем внезапном порыве, когда ты подбежал и поцеловал меня перед сном. И сегодня больше ничего не имеет значения, сынок. Я пришел в темноте к твоей кровати и, пристыженный, встал на колени.

Это недостаточное искупление. Я знаю, что ты не понял бы все то, что я сейчас тебе говорю, в часы бодрствования. Но завтра я буду настоящим отцом. Я буду твоим настоящим другом, буду страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу язык, когда с него будут готовы сорваться нетерпеливые слова. И буду повторять как заклинание: «Это всего лишь мальчик, маленький мальчик!»

Боюсь, я представлял тебя взрослым мужчиной. Теперь, когда смотрю на тебя, сынок, устало свернувшегося в своей кроватке, я вижу, что ты все еще ребенок. Еще вчера мать носила тебя на руках, и твоя головка лежала у нее на плече. Я требовал слишком многого, слишком многого.»

Автор: В. Ливингстон Ларнед

Добавить в: