Реклама

ЧУДО

8 Июля 2014 15:51   Просмотров: 1148
Метки:
Добавить в:
Нравится Рейтинг поста: 0
 Эпизод номер семь.

- Девушка, милая, мне бы ещё на пару дней, ну хотя бы один, - Андрей молитвенно прижал правую руку к своей груди, левое плечо вместе с рукой было крепко перебинтовано.
- Ну, куда вам, раненый?! - возмущалась молодая медсестричка, пытаясь закрыть дверь машины скорой помощи, а раненный выставив ногу, не давал ей это сделать, и жалостливо выглядывал в щель.
- Да я ж только позавчера приехал, и, что это за ранение? Я вас умоляю! Дырка в костюме! Сквозное, на вылет, кровотечение остановили, а рабочая у меня правая рука, - продолжал уговаривать Андрей, торопясь, пока врач не пришел, с тем договориться, точно не получиться.
- Нет, я сказала!
- Девушка, миленькая, ну я ж фотограф, я ж только на кнопочку клац, клац, под пули не лезу, эта дура прилетела случайно, вот вы как тут оказались?
Не отпуская двери, и пытаясь прижать её своим миниатюрным тельцем, девушка ответила:
- Преддипломная практика, я сама попросилась.
- Вот видите! - обрадовался Андрей, - я тоже сам, по велению души и сердца, так сказать, запечатлеть наших молодых бойцов для их детей и внуков, чтоб страна не только знала, но и увидела своих героев. Знаете, сколько трудов мне стоило убедить пресс-секретаря АТО* дать мне разрешение на фотосъемку?
- И знать не хочу, - уже почти мирно сказала медсестричка.
- Это было очень, очень трудно. Обещаю, что завтра я уеду с вами хоть на край света!
- Не надо на край света, есть у меня кому проводить туда, если что.
"Ещё чуть-чуть, - подумал Андрей, - и дело в шляпе, она уже ослабила хватку"
Внезапно его накрыло тревожное чувство, стремительно переросшее в панику и страх. В голове вспышка - снайпер! Целится в эту маленькую, юную девчушку, которая просто стоит и дверей скорой.
Резко пнул дверь, девушка еле успела отскочить. Выпрыгнул из машины, здоровой правой рукой схватил её за руку, рывком развернул и прижал спиной к машине, закрыв собой.
-Что, что вы делаете? - широко открытые, наполненные ужасом глаза, смотрели на него снизу вверх.
-Всё будет хорошо, - улыбаясь, ответил Андрей, - не беспокой....
Выстрел.
Тупой удар в спину, между лопаток, ближе к шее.
Они оба побелели. Она от испуга, он, он медленно оседал, правой рукой потянул за собой:
- Ложись, дурёха, сейчас будет второй...
Падая, она услышала второй выстрел. Пуля застряла внутри салона машины. Девушка попытался встать, но Андрей удержал её:
- Не дергайся, нас кусты прикрывают. Этот подонок в тебя целился... в медсестру, специально, - слова давались с трудом, в спине как будто раскаленный металлический прут.
Шок отступал и, приходила невыносимая боль, казалось, что в сосудах не кровь, а жидкий металл разливается по всему телу, выжигая спину и грудь.
- Вы полежите, не двигайтесь, я за помощью быстренько сбегаю, тяжелый вы, не подниму сама, - пулеметная скороговорка слетала с неё белых губ.
- Стой, сказать хочу, не уходи, наклонись, - он говорил тихо, огонь выжигал воздух вместе с легкими, - тебя как зовут?
- Алика.
Спрятанные в усах бледные полоски губ слабо улыбнись:
- Красивое имя, ты вот, что Алика, всё у тебя будет хорошо, многих спасешь, нужна ты здесь...
- Перестаньте, молчите, силы тратите зря!
- Погоди, я попросить хочу, глупо конечно, но.... у тебя будут дети, так ты младшего назови мои именем, - он опять улыбнулся, уже как мог шире, - я в семье последним был, может ещё вернусь, и будешь моей мамкой.
Алика невольно улыбнулась:
-Да ну вас... молчите.
Он приподнял голову и в мозг хлынул поток лавы:
- Назовешь?
Она не успела ничего ответить.
Внутри Андрея лава превратилась в лед, его глаза потухли.
Слезы её душили. Она тихонько подвывала, держала его за руку и качаясь взад, вперед, взад, вперед. Как будто потеряла самого родного, роднее не бывает, человека, спасшего ей жизнь и которого узнала несколько минут назад.
Конец эпизода

Александр откинулся на спинку кресла. Сегодня писалась на удивление легко. Если так и дальше пойдет, то к концу месяца все эпизоды будут написаны и рукопись сдана редактору в срок.
На днях должны дать добро на посещение зоны АТО, тогда будет возможность почувствовать всё своей шкурой, увидеть своими глазами и написать правду, если дадут. Ну, или спрятать её в авторскую обработку и фантазию, тогда придется весь материал перенести из раздела публицистика в художественную литературу.
Мол, автор так видит и все дела.

Через три недели.

- Девушка, девушка, да вы, что какая больница, какая машина, - тараторил Александр, - шальная пуля прошила предплечье, крови нет, ну почти нет, посмотрите, уже ничего нет! Да вы же сами повязку накладывали, девушка!
- Раненый, не спорте. В машину, а то врача позову!
- Зачем врача, не надо врача, - Александр намеренно замедлил шаг, машина скорой помощи была уже рядом, - ну сами посудите, я только вчера приехал, ещё ничего не успел, дел куча, а тут такое. Это ж не серьезно, я писатель, у меня вот задание от издательства, договор, между прочим.
- А тут стреляют! - девушка резко развернулась и буквально бросила эти слова ему в лицо, - и как вас таких только пускают сюда....
- Я знаю, знаю, это не прогулка в парке, а пускают тяжело, очень тяжело. Но вот вы сами, как тут оказались. Такая молоденькая.
- Преддипломная практика, сама попросилась.
- Вот! - обрадовался Александр, - и я сам! Редактор мне: сиди дома, придумай что-нибудь, что б слезу вышибало, а я так не могу. Мне надо почувствовать самому. Зачем выдумывать, когда есть живые люди, вот они, здесь вокруг нас. Надо только приехать, узнать, поговорить, увидеть своими, так сказать глазами...
Александр развел руки, показывая как много интересных и неординарных людей вокруг. Но они были одни у дверей машины.
- Сочувствую, и полезайте в машину, я не могу вас здесь оставить, - девушка была непреклонна.
Александр хотел было возразить, но она жестом остановила его:
- И знать не хочу!
"Что-то мне всё это напоминает, - с тревогой и интересом подумал Александр, - сквозное ранение, преддипломная практика, машина скорой... Эпизод номер семь! Точно! Я ж сам это всё придумал, ну почти всё, концовочка только там трагическая, не хотелось бы..."
Перед открытой дверью машины он замер, как будто прислушивался к чему-то.
- В чем дело, раненый? И не думай бежать, садись, - переходя на "ты" резко сказала она - Вон уже водитель идет.
Не осознавая, что делает, Александр развернулся, схватил девушку правой рукой и рывком поставил между собой и машиной.
- Э-эй! Ты чего себе позволяешь! Руки, то есть руку не распускай!
- Погоди, не кричи, - губы как будто замерзли, еле шевелятся, - снайпер.
- Да какой снайпер?! Мы вне зоны обстрела! Писатель.
Но он крепко держал её, и она видела перед собой его испуганные глаза.
Прошла, может вечность или несколько минут.
- Ну что? Всё? Уполз снайпер? - пытаясь высвободиться, спросила она, - а теперь в машину.
- Стой, Алика!
Она замерла и вопросительно посмотрела на этого чудного писателя: её настоящее имя здесь не знал никто, тем более он.
- Как ты.... - она не успела закончить.
Выстрел.
Тупой удар в спину, между лопаток, ближе к шее.
Они оба побелели. Она от испуга, он, он медленно оседал и улыбался:
- Всё, как я написал...
Правой рукой он потянул Алику за собой:
- Ложись, дуреха, сейчас будет второй...
Падая, она услышала второй выстрел. Пуля пробила дверцу машину там, где Алика только что стояла.
- Не удивляйся, - слова давались Александру с трудом, - но я всё это написал месяц назад. Всё, что только что произошло, только не со мной конечно, с выдуманным героем, и если всё пойдет так, как написано, то финал печальный, - он с трудом улыбнулся.
- Но, как это....
- Погоди, у меня мало времени, хотелось бы переписать концовочку, жить что-то хочется, ой, как хочется, - он поморщился. Раскаленный прут в спине растекался расплавленным железом по телу.
Алика сделала движение встать.
- Постой, прежде чем пойдешь за помощью, пообещай мне одну вещь.
Она наклонилась, потому, как он стал тише говорить.
- Я же тебя спас, и ты как бы моя должница, - он улыбнулся белыми полосками губ и попытался подмигнуть.
- Да говори уже, быстро. Сделаю всё, обещаю.
- Не дай увезти меня в морг.
Она смотрела в его живые ещё глаза и не верила тому, что слышит.
- Я сейчас уйду, но завтра вернусь. Не нравиться, что-то мне концовка, надо переделать. Я вернусь. Обещай, что будешь всю ночь рядом, пока не вернусь. Мне здесь надо быть.
- Обещаю.

Вечером того же дня.

- Лика, ты, что совсем сдурела, извини меня конечно, но ты понимаешь, что ты просишь?! Это труп. Холодный окоченелый труп, с пулей в груди и место ему в морге. Жара на улице, что с ним будет завтра?
- Ну Палыч Семёнович, я обещала, - не унималась Алика.
- Обещала?! Кому? Трупу?!
- Пал Семёныч, я обещала живому человеку, который спас мне жизнь, если б не он, я б сейчас, - слезы опять начали её душить.
Врач обнял её.
- Лика, девочка, это война, ты же знаешь, его надо отправить родным.
- Вот завтра и отправите, но он сказал, что вернётся, - всхлипывая, сказала она, уткнувшись ему в плечо.
- Вернётся... - протянул Павел Семёнович, - ну прямо: I'll be back.
Алика отпрянула от него:
- Павел Семёнович, ну как вы можете...
- Хорошо, хорошо, забирай своего... спасителя. Распоряжусь, чтоб отнесли вон в тот сарайчик. Положите на голую землю, она там сырая, так лучше будет.
- Ну, прямо камень с души, честное слово! - облегченно вздохнув, сказала Алика, - спасибо вам большое.

Крыша сарая была как решето и в дыры заглядывали яркие звезды. Кутаясь в армейскую куртку размера на три больше, Алика сидела рядом с Александром, и пыталась согреться.
Ей не было страшно и она, конечно же, не верила, что он вернется. Это даже не клиническая смерть. Это просто - смерть. Но она обещала быть рядом.
Да и странно всё это. Месяц назад вот этот человек описал все, что с ними вчера произошло, что её зовут Алика, что он спасет ей жизнь.
Она не верила, но где-то внутри, глубоко в душе теплилась искорка надежды в чудо. А вдруг? Смог же он всё это предвидеть, может и переписать сможет?
Когда после трех часов ночи звезды начали бледнеть и гаснуть она заснула.
Пляже. Море. Солнце. Шуршанье песка. Вода теплая, прозрачная. Ветер качает верхушки пальм. Она плывет, приятная свобода, где-то рядом дельфины. Берег всё дальше и дальше, но тревоги нет. Над головой кружит чайка. Алика переворачивается на спину, смотрит на чайку и начинает тонуть! Ноги не шевелятся! Уходит под воду! Кто-то хватает её за руку и тянет вверх. Рука холодная, твердая...
Алика резко проснулась. Александр держал её за руку. Потом вздрогнул всем телом, вздохнул и открыл глаза.
- Это, это ты? Всё-таки смог? Ты смог, переписал, ты вернулся? - тихо говорила она, не веря своим глазам, - или мне это ещё сниться?
Она оглянулась. Сквозь щели пробивались слабенькие лучики встающего солнца. Где-то пропел чудом уцелевший в военной мясорубке петух.
- Да это я, - тихо с улыбкой сказал Александр.
Алика чувствовала, что пальцы его руки, которой он всё ещё держал её, становились теплыми. К нему возвращалась жизнь.
- Но этого не может быть...
- Надо верить. Кстати там, в небесной канцелярии такие бюрократы! Пришлось дойти почти до самого верха! Я им и так, и этак, а они ни в какую: мол, вы выполнили свою задачу и мы не видим целесообразности вашего возвращения. Нет, ты представляешь: не видим целесообразности!
Александр попытался сесть. Алика удержала его:
-Не надо. У тебя пуля осталась в груди.
- Пуля? Странно я её не чувствую. Вообще ни какой боли. Короче и там есть задние входы, выходы, договорился я с один, - Александр подмигнул, - и он меня вернул.
- Хорошо. Саша, я пойду, позову врача. Я быстро.
- Подожди.
Алика остановилась в дверях.
- На случай если мы больше не увидимся, хочу попросить.
- Опять?! - с улыбкой возмутилась она.
- Просто я знаю, что у тебя последний, младший будет сын, назови его Саней, Александром.
- Хм, а почему младшего?
- Я в нашей семье был последним, младшим.
- Хорошо, - всё так же улыбаясь, ответила она.

Следующий день.

Алика тянула за руку заспанного Павла Семёновича.
- Вы не поверите! Пал Семёныч, не поверите! Это просто чудо! Ну, пойдемте быстрее!
- Эх, Лика, девочка, - протирая на ходу запотевшие очки, бормотал врач, - я столько в своей жизни повидал, что меня ожившими трупами трудно удивить.
Возле сарая они остановились.
- Вот, заходите, посмотрите сами, - победно сказала Алика.
Павел Семёнович прошел вглубь сарая, склонился над телом Александр. Алика осталась стоять в дверях. Легкий утренний ветерок игрался её волосами.
На её глазах произошло чудо! Это так здорово! Но почему Павел Семёнович такой тихий, спокойный? Вот он встал, возвращается.
- Лика, извини, но чудо не произошло, - почти шепотом сказал он.
- Нет! Он живой! Я уходила, он был живой!
Врач крепко обнял её, а она пыталась бить своими кулачками ему в грудь.
- Он же говорил со мной, он попросил, он...
- Лика, он мертв. Единственная странность это отсутствие окоченелости, ткани мягкие и как будто даже теплые. Но это всё. Ни пульса, ни дыхания, зрачки не реагируют на свет.
Алика обмякла, опустила руки.
- Оставьте меня.
- Лика в обед придет машина и его надо увезти в морг.
Она, молча, отвернулась и пошла к Александру.

Машина приехала в одиннадцать.
Возле сарая курили два бойца.
- Слышь, а чего она так убивается, близкий кто-то?
Затяжка.
- Нет, случайный мужик, но говорят он спас ей жизнь, поймал пулю снайпера. Урод, в медсестру целился! Своими б-бля руками кадык ему вырвал....да наши положили его раньше.
Затяжка.
- Ну и?
- А что и? Этот перед смертью обещал вернуться...
- Вернуться?!
Глубокая затяжка.
- Оттуда, брат, ещё никто не вернулся, а я проводил многих, и не уйду от сюда пока последнюю гниду не зарою в этой земле, - процедил сквозь зубы и бросил окурок под ноги.

* АТО - антитеррористическая операция

Александр Купный
2014.07.08

Добавить в: