Реклама

Искушение

24 Февраля 2015 16:59   Просмотров: 935
Метки:
Добавить в:
Нравится Рейтинг поста: 0
 Заканчивался очередной цикл обучения. Для выпускников Академии он завершающий. Успешно сдав последний экзамен, мы получаем право стать Ангелами со всеми привилегиями и обязанностями.

Здесь на Земле считается, что Ангелами рождаются, но это не так. Далеко не все обитатели Высших Сфер могут быть допущены к поступлению в Академию и не все успешно её оканчивают.

Когда наступает волнительный день и момент выбора задания на последний экзамен, мы по одному заходим в величественный сад оранжерею Академии, где во множестве порхают бабочки. Их разнообразие не поддается подсчету. Так же как и количество цветов, вокруг которых они летают, лакомясь цветочным нектаром.

Каждому дают сачок и пять минут, чтобы поймать любую из них, какую сможешь поймать, уложившись в отведенное время.

На выходе в обмен на живую бабочку выдают задание. Не поймал или убил бабочку, то возвращаешься домой без права повторного поступления.

Получив задание, расходимся. Потом нас по очереди вызывают в комнату с порталом, которая по сути и есть выход из Академии.

Поговаривают, что задания не повторяются. Но есть и другое мнение: задание одно для всех, а ловлей бабочек создаётся иллюзия выбора и разнообразия заданий. Между собой слушатели назвали это единственное задание Искушением. За всю историю Академии, а это без малого история всей вашей Солнечной системы, Искушение обросло слухами.

Вроде как оно очень легкое, но и сложное одновременно. Задание считается выполненным, если ты продержишься один осознанный день в теле человека. Один день! Однако при этом говорят, что с Земли возвращаются не-многие, а большая часть из тех, кто всё же вернулся, отказываются от звания Ангел и уходят работать в департаменты Высших Сфер.

Труднее всего верилось в то, что экзаменуемые добровольно решали остаться на Земле и очеловечиться. Ведь отказавшись вернуться, они отказывались от жизни без смерти, лишались своих уникальных способностей, приобретенных навыков и воспоминаний о предыдущей жизни.

Ради чего можно было поменять вечность на маршрутку с конечной остановкой и пусть даже с возможностью выбрать другой маршрут, но чтобы опять приехать на конечную и никогда не вернуться в Высшие Сферы? Ответ можно было найти, только пройдя испытание Искушением.

Совет Академии случайным выбором (мы так думаем, что случайным) из 8 миллиардов жителей Земли выбирает того, в чьё тело слушателю предстояло вселиться. В чьём теле он окажется: женщины или мужчины, ребёнка или старика, нищего или богатого? Это узнаёшь лишь по факту, открыв глаза.

Входя в комнату с порталом я, конечно же, не знал, что после моего очеловечивания - в задание внесут коррективы, которые на взгляд Создателей должны уменьшить число желающих остаться на Земле.

***

- Солнце, сделай, пожалуйста, потише, ну по ушам же бьёт.

- Милый, но это ж так классно!

- Господи, сколько раз тебе говорить, что иногда это мешает мне вести машину. Посмотри: сумерки, туман, сыро, мы опаздываем. Еду, как могу быстро. Одень наушники, в конце концов!

- Ну чего ты так нервничаешь? Смотри на дорогу и всё, или дай я сяду, мне музыка не мешает.

- Ты когда последний раз сидела за рулём? Прошу сделай тише или надень наушники.

- Ох, и зануда же ты....

- Спасибо, - я повернул к ней голову и краем глаза заметил, как из-за поворота вылетает сноп света.

Успеваю увидеть широко открытые от ужаса глаза моей любимой, её лицо, как на засвеченном кадре. Бью по тормозам, машину заносит влево, удар, срабатывают подушки безопасности, спасая её, а я...

Время, пространство, всё как будто погружено в глицерин, вязкий и тягучий.

Далёкий звук разбивающихся стекол, они разлетаются крошками, стеклянными звездочками по салону, царапают лицо, руки. Кабина огромного грузовика медленно деформирует дверцу с моей стороны. Слышу металлический звук, как будто этот монстр железным, шершавым языком слизывает левый бок машины, вспарывает мою куртку, пиджак. Лёгкий чуть слышный хруст рёбер, лопающихся мышц.

Последняя картинка: лицо дочери, которое треснуло и рассыпалось, оставив после себя мрак и тишину.

***

Как показало расследование аварии со смертельным исходом, водитель грузовика, вылетел из кабины и умер, не приходя в сознание. Установлено, что его действия были причиной произошедшего. На днях он праздновал свой 40-летний юбилей. Отметили, как показал анализ крови, бурно. На следующий день после торжества получил выгодный заказ на срочную перевозку большого груза. Конечно, он мог бы, и отказаться, хмель ещё гулял в голове, но тогда заказ ушел бы конкуренту, а это хорошие деньги за два дня переезда. Хорошие деньги за быструю работу. Согласился и в критический момент не справился с управлением.

Однако Веронике было всё равно, что следствие установило безоговорочную вину погибшего водителя. Она продолжала винить себя.

Теперь вот он, её любимый и единственный в коме. Спасибо, конечно, что живой, а не на кладбище. Она приходит каждый день после работы и по выходным. Садится на стульчик у кровати и держит его за руку в надежде уловить малейшее движение теплых, но безжизненных пальцев. Казалось, что совсем недавно, эти руки гладили, ласкали её. Любимые, мужские, сильные и нежные руки. Она готова каждую клеточку его тела оросить своими слезами: "...лишь бы очнулся, лишь бы вернулся. Милый, любимый мой зануда, тебя ж так не хватает, всё просто валится из рук, а ты тут лежишь себе, лежишь, не погладишь, не поцелуешь. Прости меня, любимый, прости, я виновата, прости...".

Проходили недели, месяцы, но Вероника исправно ходила на свидания с любимым. На работе начались проблемы, звучали угрозы разорвать контракт. Дома она так же ничего не успевала. Подруги советовали: отпусти. Жизнь проходит, посмотри на кого стала похожа: кожа да кости, синие мешки под глазами, ходишь, в чем попало, а ты молодая, красивая женщина. Возьми себя в руки!

Она не могла. Не могла забыть и вычеркнуть счастье, которое дарила любовь. Не могла забыть его запах, вкус, касание. Конечно же, он был вредный. Стоп не был! Он и есть вредный, иногда занудный до коликов, но свой! Любимый! Самый лучший вреднючий зануда, родной до слёз.

Вероника задремала, держа его руку в своих ладонях. Ей снилось поле тюльпанов, и они бежали по нему, держась за руки. Высоко в небе ярко светило солнце, они бежали и смеялись. Она споткнулась, но он, крепко сжав руку, удержал её.

Крепко сжал руку.

Не веря своим ощущениям, Ника вздрогнула и сквозь сон посмотрела на него. Встретила взгляд чуть приоткрытых глаз и услышала шёпот его губ:

- Ты кто?

Слёзы радости побежали по сухим щекам. Глаза засветились, она вскочила со стула, наклонилась над ним, обняла его лицо своими горячими ладошками и стала быстро целовать осунувшееся, худое лицо. Целовала быстро, боясь, что он снова провалится в свою тёмную нору - кому. Морщась, он старался увернуться.

- Это я, я, - говорила она, захлёбываясь шёпотом, - ты, конечно, не помнишь, это нормально. Ты же был в коме, частичная потеря памяти, но ты вспомнишь, ты обязательно вспомнишь, - щедро выплескивая всю накопившуюся нежность, она торопливо гладила, и целовать его лицо и руки.

В палату вбежала медсестра, за ней быстро и решительно вошел доктор.

- Так, в стороночку, - врач отодвинул Нику и наклонился над больным, - Очнулся? Отлично! Ну-с, милейшая, дождалась? - улыбаясь, он повернулся к Веронике. - Вот и хорошо, а теперь утрите слёзы и идите домой, отдохните, а нам, - это он обратился к больному, - надо сдавать анализы, сделать обследование. Приходите завтра, - резко и уверено закончил он, взял под локоть слабо сопротивляющуюся Веронику и проводил к дверям палаты - Завтра! И принесите свежие фрукты, думаю, они ему понадобятся.

***

В оранжерее на последней минуте мне удалось поймать что-то невзрачное, серенькое, скорее похожее на большую моль, чем на бабочку. В обмен получил пароль на задание и вход в комнату-портал.

Я следующий.

Вхожу в переливающееся и мерцающее пространство без верха и низа. Это и есть комната? Впечатляет. Вход за спиной схлопнулся. Мысленно произношу пароль, и передо мной проявляется светлый, пульсирующий проём. Чувствую его вибрацию. Подстраиваюсь. Момент, когда наши частоты совпадут, будет означать, что там, на Земле человек для меня выбран и его тело готово меня принять.

Пульсации становятся медленнее, глубже, свет замирает. Вот. Пора. Свет обволакивает меня. Какое спокойствие, какая тишина.

Потом сразу темно и больно. Боль это первое, что я почувствовал заполняя собой мужское, ноющее тело. В нём множественные, внутренние повреждения, уже зажившие, но ещё причиняющие тянущуюся боль. Постепенно свыкаюсь с ней. Уже почти не замечаю и дышу. Я дышу!

Запах. Не знаю, что это, но по ассоциациям хозяина тела это больница. Кома. Вот как называется это состояние, и я должен вытащить его, себя оттуда.

Надо открыть глаза. Во рту еле шевелиться, тяжелый, шершавый язык. Здесь общаются словами, и этому предстоит научиться.

Кто-то держит меня за левую руку. Чувствую приятное тепло и подрагивание. Сжимаю мягкие, податливые пальцы, чтобы унять их дрожь. Резкий стук, видимо, что-то упало. С трудом раздираю засохшие веки. Рассеянный свет, овальное пятно. Постепенно проявляются черты лица. Это женщина. Худое изможденное лицо. Длинные рыжие волосы. Она что-то говорит, очень быстро, я не понимаю. Широко открытые глаза полны влаги. Это слёзы. Они капают мне на лицо. Своими губами она прикасается ко мне. Целует. С большим трудом удается произнести:

- Ты кто?

Появились женщина и мужчина в белом. Видимо медперсонал.

Ох, и тяжело очеловечиваться. Воспользуюсь-ка я состоянием своего нового, но больного тела и спокойно освоюсь в нём. Пусть подумают, что я уснул.

***

Что значит один осознанный день? Этому нас не учили. Значит ли это, что ты сам решаешь, когда он пройдет? Ну, то состояние, в котором находится моё тело трудно назвать осознанным. Надо бы, кстати, узнать, как меня зовут.

Вследствие перенесённых повреждений и комы часть памяти утрачена. Я покопался в его мозгах и наткнулся на множественные, черные озёра небытия. Ни движения, ни ряби мысли. Мертвые, стоячие озёра безвозвратных воспоминаний.

Но понял, что всё это занятно. Столько всего такого, чего нет у нас там. Непонятного, необъяснимого и интересного.

Вот, например, та женщина. Удалось отыскать её образ. Вероника. Его, то есть теперь уже моя возлюбленная. Любовь. А что это? Не нашёл ничего определённого.

Она, Вероника, приходила каждый день. Садилась у кровати, брала меня за руку, говорила и плакала. Я молчал.

Вот и сегодня должна прийти. Надо сделать вид, что я узнал её. Ей будет приятно.

Мне разрешили вставать. Хочу, чтоб Вероника помогла научиться ходить. Что-то в ней есть. Приятно когда она прикасается, гладит руки и тихо смотрит в глаза. Надо же, как люди умеют смотреть, от одного взгляда становится тепло и уютно.

Лысеющий доктор сказал, что если всё пойдёт хорошо, то через неделю отпустит домой. Вот ещё одно: дом. Не как строение, а как нечто большее.

У меня есть свой дом.

***

Уже почти два месяца, как меня выписали. Вроде пора бы обвыкнуться, но всё ещё не упускаю возможности ко всему прикасаться, нюхать. Вероника, когда замечала меня за этим занятием обнимала и смеялась:

- Ты стал или как маленький щенок, или ребёнок, только что в рот всё подряд не тянешь, чтоб на вкус попробовать!

Я же прижимал её к себе, вдыхал аромат её волос, тела. Божественно!

Признаться мне хотелось не только потрогать всё и понюхать, но и попробовать на вкус. В этом Ника была не далека от истиных моих желаний. Однако я старался себя сдерживать, особенно когда к ним приходили гости, которые называли себя то родственниками, то друзьями.

Быстро освоил технику устного общения, чтения и письма. Параллельно выучил английский и французский языки, думаю, владелец тела будет мне благодарен.

Недавно задумался, а что происходит с тем, чьё место я занял? Догадывался, что сейчас он находится в точке временного пребывания. Уже не Здесь, но ещё не Там. Для него вся моя жизнь это его сон. Он видит, слышит, чувствует, действует в уверенности, что это он сам. На самом деле это я в его теле, а он смотрит на меня оттуда во сне.

Когда один из нас принимает решение не возвращаться и остаться на Земле, этот сон прерывается. По-сути невозвращенцы совершают преступление: они воруют чужое тело и завершают жизненный путь человека не так, как он бы его прожил сам.
Видимо поэтому Создатели изменили ход экзамена.

Они показали мне, что происходит с теми, на чьё место мы вселяемся.

И я принял решение, что пора уходить.

***

img-1L- У нас сегодня особенный вечер.

- Любимый, ты меня пугаешь.

- Не бойся, всё хорошо, - я взял её за руку, притянул к себе и обнял, - Как же ты вкусно пахнешь, как приятно тебя касаться. Где-то я прочитал, что любить это значит хотеть касаться.

Вероника слегка отстранилась и посмотрела на меня снизу вверх:

- Что сегодня произошло? Почему мы на крыше и откуда здесь столик, свечи и что там ещё, какие-то вкусности?

- В принципе ничего особенного - я улыбнулся и отодвинул стул - садись, я за тобой поухаживаю. Сегодня ты моя Княжна.

Она села и засмеялась:

- Какой ты смешной! Ну, какая из меня княжна?! Глупости всё это...

- Нет, нет, не спорь. Хотя если не хочешь, то будешь просто любимой, и я хочу отблагодарить тебя.

- Господи, да за что?

- О, ты не представляешь, как много для меня сделала!

- Да ничего я не делала...

- Ну как же? Ты подарила мне Любовь.

Она счастливо улыбалась, в глазах отражались звёзды. Я наклонился и поцеловал её влажно сладкие губы.

- Я только хотела сказать, что ты...

- Не надо. Я благодарен каждому мгновению, проведённому с тобой.

Пододвинул свой стул и сел рядом:

- Давай немножко выпьем. В погребе я нашёл вот это, - сказал я и достал из-под стола старую, запечатанную сургучом бутылку с наклеенной бумажкой, на которой от руки было написано "Для особого случая".

- Постой! Мы же хотели открыть её...

- Знаю, знаю, - я слегка прижал палец к её губам, - Поверь после того как... ну когда, скажем так, я вернулся, многое изменилось. И сегодня тот самый особый случай.

Вероника ещё немного поупрямилась и, в конце концов, махнула рукой:

- Ладно, наливай и расскажи, что сегодня за вечер.

И мы говорили, говорили и говорили. Она смеялась, и смех растворялся в уже ночном небе. Потом мы просто сидели, обнявшись, и молчали. А когда на восходе в небе стало предрассветно светлеть, а Вероника дремать, я взял её на руки и отнёс вниз, в спальню. Положил на кровать и не мог оторвать глаз от её прекрасного, лица. Спящая она была великолепна, хотел расправить над ней крылья, защищая от всех невзгод и несчастий. Вот оно - Искушение. Сердце в груди разрывалось на части.

Как же я теперь понимал тех, кто не хотел возвращаться.

Но они не видели то, что мне показали, что приходиться пережить тем, чьё тело заняли безвозвратно.

Я резко отвернулся и поднялся на крышу. Первые лучи солнца острыми иглами пронзили небо. Новый день. У них сегодня Новый день!

Да, засиделся я здесь, пора уже вернуть эту жизнь её хозяину.

И пусть они будут счастливы.
Добавить в: